Форесия создает инновационные решения для водородного транспорта

Комтранс

На состоявшейся в Москве международной выставке коммерческих автомобилей COMTRANS-2021 основное внимание было уделено теме перехода на альтернативные источники топлива. Одним из экспонентов выставки стала компания Faurecia Russia – на совместном с КамАЗом стенде специалисты представили прототип водоробуса, которому в будущем предстоит повысить эффективность системы общественного транспорта. О разработке технологических решений для водородного транспорта в интервью «КП» рассказал директор по развитию бизнеса Faurecia Russia Александр Горин.

- В выставке приняли участие более 140 компаний из десятка стран мира. В каком формате было представлено российское подразделение компании Faurecia и что вы показали публике?

- У нас был объединенный стенд с компанией Symbio, которая является совместным предприятием Faurecia и Michelin, и специализируется на производстве водородных силовых установок. Это наш давний партнер в области водородных технологий, вместе с ним мы реализуем множество проектов. Наши разработки были представлены на стенде КамАЗа, где демонстрировался первый прототип водородного автобуса, созданного специалистами автоконцерна из Набережных Челнов вместе с инженерами компаниями Faurecia и Symbio. Сейчас идет совместный НИОКР, задачи этой работы – провести все необходимые испытания в реальных условиях, набрать необходимые знания и опыт, учесть множество нюансов, которые неизбежно возникают в процессе работы над таким сложным проектом. К 2023 году необходимо изготовить первую пилотную партию серийных водородных автобусов, которые будут эксплуатироваться в Москве.

- На какие рынки ориентирован водоробус?

- Проект ориентирован в первую очередь на Россию. Президентом страны была поставлена задача создания водородных транспортных средств, основным потребителем которых должны стать крупные города - миллионники, в первую очередь, Москва и Санкт-Петербург. В конце августа вышло распоряжение Правительства РФ об утверждении Стратегии развития электрического транспорта. Выполнение целей, установленных документом, позволит во многом систематизировать работу, связанную с созданием электрического и водородного транспорта. Цель понятна - это не просто дань моде, а, в первую очередь, решение экологических проблем в крупных городах. Кроме того, мы понимаем, что ископаемые ресурсы имеют свой предел. Уже в этом веке человечество столкнется с серьезным дефицитом углеводородного сырья. Поэтому необходимо переходить на альтернативные источники энергии.

- Насколько продвинутыми являются российские водородные технологии - мы опережаем зарубежных коллег или отстаем от них? Какие компетенции приносит Форесия в зарождающуюся водородную отрасль нашей страны?

- Эта индустрия у нас, как и везде в мире, находится в стадии становления. Вместе с тем, водородные технологии в других странах развиваются уже не один десяток лет, поэтому крупные российские автопроизводители стремятся преодолеть некоторое технологическое отставание. Для этого к разработке водородных проектов привлекаются компании, которые уже имеют опыт работы в данной области и которые готовы предложить для российского потребителя более или менее готовые технические решения. Это позволит России значительно ускорить вопрос внедрения и занять место в ряду ведущих стран, которые развивают водородные технологии. Поэтому выбор пал на наши компании – Faurecia и Symbio, которые имеют десятилетний опыт развития данных технологий, а также опыт их практического применения на европейских и азиатских рынках.

- В чем заключается суть водородных технологий на транспорте?

- Водородная технология в том качестве, в котором она сейчас развивается – это часть электрического транспорта. Электроэнергия вырабатывается путем физико-химической реакции взаимодействия кислорода с водородом на специальных мембранах в топливных ячейках. То есть, физико-химический процесс превращается в электрический, который затем либо используется для заряда батареи, либо поступает непосредственно на приводы транспортного средства.

- Какова технологическая роль компаний Faurecia и Symbio в водородном проекте КамАЗа?

- Symbio является поставщиком энергетических установок, а Faurecia поставляет системы хранения водорода – это очень важный и сложный инженерный узел. В этом проекте активно участвует российская команда Форесии - совместно со специалистами КамАЗа работают наши конструкторы, технологи, инженеры. Необходимо, чтобы все это было вовремя изготовлено, интегрировано и испытано. Это достаточно сложная техническая задача, предполагающая адаптацию и модернизацию имеющихся решений для нужд КамАЗа, с учетом его специфики.

- Что представляют собой системы хранения водорода?

- Это баллоны из композитного материала, они должны выдерживать давление до 350 атмосфер: во-первых, нам нужно обеспечить необходимый уровень безопасности, во-вторых, баллоны должны вмещать достаточное количество водорода для обеспечения требуемого пробега автобуса. Основным преимуществом водоробусов перед электробусами, которых уже достаточно много в Москве, является значительно больший запас хода. Использование водородной энергетической установки совместно с батареей позволит увеличить побег автобуса с 70 км до 250 км. Фактически, водоробус сможет без подзарядки ходить всю смену, что очень важно для повышения эффективности работы городского транспорта.

- Насколько водородные технологии Форесии будут локализованы в России?

- Локализация водородной тематики является для нас ключевым моментом. Форесия более 10 лет присутствует в России, здесь работают шесть наших заводов, на которых трудятся около 2 тыс. человек. Компания настроена на локализацию и развитие российских компетенций - это основополагающие условия. Наши контрагенты понимают, что если Форесия берется за дело, то продукты и технологии будут локализованы на территории страны. Мы рассчитываем на поддержку автопроизводителей и властей, поскольку сама по себе технология на сегодняшний день крайне дорогая, на ее разработку потребуются значительные затраты всех сторон. Это очень сложный инновационный продукт, и автомобильный мир сейчас получает первый опыт реальной эксплуатации водородного транспорта.

- Почему КАМАЗ обратился к вашей помощи в создании проекта?

- Завод проводил конкурс между разными компаниями, и наше предложение оказалось наиболее предпочтительным. Сыграли свою роль и наша надежность, и наши компетенции. У проекта очень короткие сроки реализации - мы взяли на себя обязательства за полгода создать прототип. Не многие компании были готовы на это, учитывая еще и ковидные ограничения. У нас достаточно мощная локальная команда, способная даже удаленно мобилизоваться и выполнить задачи. Первый прототип был показан на выставке COMTRANS, сейчас идет работа над еще одним прототипом, который будет настоящим «боевым», и пройдет все необходимые испытания на закрытых дорогах и полигонах. Одна из проблем сегодня – в России отсутствуют специальные законы и регламенты, которые разрешают эксплуатировать такого рода машины на дорогах общего пользования. Вторая проблема – полное отсутствие заправочной инфраструктуры. На всю страну мы имеем одну станцию, способную заправлять водородный транспорт.

- В чем вы видите российскую специфику развития водородного транспорта?

- Учитывая наши большие расстояния и природно-климатические условия, водородные технологии в России – наиболее эффективный путь. Сложно представить, что мы сможем позволить себе создать на наших просторах огромную сеть электрических зарядных станций, как в Европе. А водород позволит создавать транспорт, который обеспечит большие дистанции пробега и будет достаточно эффективно работать зимой, чего не в силах обеспечить батарея электромобиля – ее эффективность снижается в холодное время года.

- Известно, что московские электробусы дополнительно комплектуются дизельными установками для обогрева…

- В сильные морозы энергии батарей не достаточно, поэтому в отдельном исполнении на электробусы устанавливают маломощный дизель, который в холодное время обеспечивает обогрев в салоне. Вот еще одно преимущество водоробуса: при физико-химической реакции, помимо электроэнергии, образуется достаточное количество тепла, которое в холодное время будет использовано для обогрева салона.

- Каковы перспективы индустриализации водородных технологий на транспорте?

- Нам предстоит проделать очень большой путь. Сейчас производство носит не массовый характер, а мелкосерийный. Технологии очень дорогие, а задача – сделать рыночный продукт, который сможет применяться на дорогах общего пользования. Для этого необходимо не только провести комплекс технических мероприятий, чтобы обеспечить нужный ресурс работы и надежность, но немаловажно обеспечить высокие требования по безопасности подобной техники. Водород – достаточно сложный химический элемент, и нам нужно гарантировать безопасность пассажиров в любых обстоятельствах. Это касается и композитного баллона, который должен, условно говоря, выдерживать прямое попадание пули. Используемые материалы и технологии весьма дорогие, поэтому стоимость таких прототипов достаточно высока – в десятки раз выше электробуса или классического автобуса с ДВС.

- Насколько быстро водородный транспорт придет в Россию?

- В Стратегии предписывается, что к 2027 году на электричестве должно работать не менее 10% производимого в России транспорта. Каким будет процент водородных машин, документ не указывает, но я предполагаю, что в больших городах он должен занимать 15-20% от всего электротранспорта. Речь может идти о производстве нескольких тысяч машин в год – это общественный, коммерческий и коммунальный транспорт.

Многие страны мира вкладывают в развитие водородных технологий серьезные средства. Следуя общемировому тренду, Россия стремится быстро занять свое место в этой нише. Об этом говорит внимание, которое оказывает данному направлению руководство страны, госкорпорации и ведущие автомобильные компании. Финансируются разработки и исследования, прорабатываются вопросы создания инфраструктуры, реализация всех этих мер позволит России стать одним из лидеров в этой области.